tijd (tijd) wrote,
tijd
tijd

Семён Семёнович

Среди трамповских министров и советников некоторые назначения более-менее осмыслены, другие - больше на потроллить врагов, но есть и люди, явно несоответствующие должности.

Что происходит, когда заведомо неквалифицированного человека ставят на руководящую должность?

Хороший вариант: происходит встряска, которая приносит некоторые положительные изменения.

Нейтральный вариант: человек устраняется от руководства, сваливая его на более опытных подчиненных.

Плохой вариант: дурак с инициативой.

Одного из таких руководителей, Семёна Семёновича Дукельского, увековечил в своих устных рассказах Михаил Ромм: http://1001.ru/books/item/ustnye-rasskazy-7/139. Немногим более года в 1938-1939 Дукельский руководил советской кинематографией, но многое за это время успел сделать.



Новый человек – Семен Семенович Дукельский. Кто такой? Из органов, говорят. Из органов. Уполномоченный по Воронежу.
Ну, а какое же он отношение имеет к искусству? В молодости, говорят, был тапером, в кинотеатре играл на рояле.
– Значит, имеет музыкальное образование? Интересно.
– Да нет, говорят, музыкального образования у него нет, одним пальцем играл где-то в провинции, в маленьком городишке. А пришел он наводить порядок. Порядок будет наводить.


Порядок Дукельский навёл, как и обещал. Сам Ромм не смог из-за него закончить фильм "Пиковая дама", другим режиссерам было ещё веселее.

Ну, всех анекдотов передавать не буду. Что дальше, то хуже. Велел прошнуровывать режиссерские сценарии, припечатывать их сургучной печатью, чтобы текст не смели режиссеры менять. И на каждом сценарии писать: «В сем сценарии прошнурованных и пронумерованных 138 страниц, на странице такой-то слово „да“ изменено на слово „правильно“. И вот, чтобы так все было.
Картин решил делать мало, зато каждую картину по многу раз повторять, чтобы было мало, но очень хороших картин. Очевидно, это соответствовало установкам Сталина.
Запретил целый ряд картин. «Голубое и розовое» Юренева – осталось два дня озвучания – запретил. Он спутал его с «Красным и черным» Стендаля. А картина была о революции девятьсот пятого года. Зускин играл. Юренев с горя запил, и так как-то, с горя, сошел со сцены.
Билинский Мирон сделал «Старую крепость» в Киеве, привез картину. А по забывчивости кто-то из редакторов напутал, не включили ее в план, который представлялся Дукельскому, в план работы, то есть в список картин, которые ставятся. И поскольку ее в списке не было, он ее не стал смотреть и велел смыть.
И так каждый день мы узнавали что-нибудь страшное и удивительное. Так что под конец стали уже сомневаться, на каком свете живем.


Вот и мы будем теперь привыкать сомневаться, на каком свете живем. Если, конечно, выживем.

Голос Михаила Ромма звучит за кадром в его фильме Обыкновенный фашизм (1965).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments